Federico garcía lorca (федерико гарсия лорка) — учим испанский

Federico García Lorca (Федерико Гарсия Лорка)

En Rusia Federico García Lorca es amado por todos. La cantidad de traducciones que hay, los muchos estudios publicados sobre su vida nos demuestran su popularidad. Tiene la fama de ser el más «nuestro» de todos los poetas extranjeros. ¿Por qué esa fama? Hay muchas razones para ello.

En primer lugar, su poesía es muy exacta y expresiva. Cada poema suyo está elaborado con mucha precisión.

El mismo escribió una vez que «si es verdad que soy poeta por la gracia de Dios — o el demonio -, también lo soy por la gracia de la técnica y del esfuerzo». A ello contribuyen, en buena parte, sus profundas raíces en lo popular.

Lo popular y lo culto siempre están casados en su obra. Además, su muerte de manos de los fascistas hizo de su nombre un símbolo de la lucha antifascista.

La personalidad de Lorca es extremadamente atractiva. De un lado, es alegre y lleno de simpatía. De otro — más profundo – tiene un malestar, un dolor de vivir, un presentimiento de si trágico destino.

El tema del destino trágico, la imposibilidad de realización aparecen en todas sus obras maestras. Su tristeza tiene mucho que ver con la tristeza rusa que busca la muerte en la fiesta.

Y es lógico que tanto los poemas de Lorca como la tradición rusa idealicen a los gitanos, símbolo de la libertad.

Pero hay que notar que aparte del romanticismo, Lorca ha sabido apreciar la realidad. Sus breves poemas describen con precisión los paisajes desérticos de Andalucía, las aldeas perdidas entre montañas y los callejones de Granada.

Lorca ha vivido una vida muy intensa. Nació en Fúentevaqueros en 1898. En Granada inició las carreras de Letras y Derecho (sólo terminó la segunda). Además, estudió música con pasión y fue amigo del famoso Manuel de Falla. Junto con él después organizaría el primer concurso de cante jondo.

Pronto se instala en Madrid, donde conoce a artistas jóvenes (Dalí, Buñuel) y escritores consagrados (Juan Ramón Jiménez, etc). En 1929-1930 se marcha a Nueva York, ciudad que dará título a su futuro libro poético. De vuelta a España funda La Barraca, grupo teatral universitario.

Con él recorre los pueblos representando obras clásicas y recopilando el folklore. Como era músico, él mismo armonizó muchas canciones populares.

Su acercamiento cada vez mayor al pueblo y su amor a la libertad contra todo tipo de dictadura le atraen odios que conducen a su asesinato a comienzos de la Guerra Civil, en agosto de 1936.

Entre sus obras se destacan: «Romancero gitano», «Poeta en Nueva York», las tragedias «Bodas de sangre» y «Yerma».

Источник: http://ProEspanol.ru/practica/topiki/305-federiko-garsiya-lorka.html

Быть Федерико Гарсиа Лоркой

120 лет назад родился Федерико Гарсиа Лорка — испанский поэт, друг известных художников-авангардистов, немного художник и музыкант. Его называли одной из ключевых фигур «поколения 27 года», куда входили испанские интеллектуалы ХХ века. Лорку расстреляли франкисты, когда ему было 38 лет, во время Гражданской войны в Испании.

В электронном каталоге Библиотеки имени Н.А. Некрасова можно найти и заказать разные произведения Лорки, а также работы исследователей его творчества.

Мы решили почитать в этот день воспоминания его родных и друзей, чтобы составить неакадемический портрет автора. 

По вечерам уводил Луиса Бунюэля читать стихи на траве

Наша искренняя дружба началась с первой же встречи. Хотя все, казалось бы, разделяло неотесанного арагонца и рафинированного андалузца — а может быть, в силу различий между ними, — мы все время были вместе.

По вечерам он уводил меня за Резиденцию, мы садились на траву (тогда луга и пустыри простирались до горизонта) и читали стихи. Читал он прекрасно.

От общения с ним я стал меняться, я увидел по-новому мир, который он раскрывал передо мной каждый день.

(Луис Бунюэль)

Пугал Сальвадора Дали изображением своей смерти и хохотом

Помню лицо Лорки — оно наводило ужас, — отмеченное печатью рока в те минуты, когда он ложился и изображал себя после смерти — все стадии разложения поочередно: первый день, второй, третий, четвертый, пятый.

Федерико в подробностях описывал гроб и представлял положение во гроб, показывал, как именно опустится крышка и как тронется траурная процессия к кладбищу по улицам его родной Гранады.

И вдруг, сполна насладившись трансом, в который повергались зрители, он вскакивал и заливался хохотом — надо было слышать этот захлебывающийся дикий хохот! — и выпихивал нас за дверь, чтобы снова улечься в постель и уснуть безмятежным сном, стряхнув, пусть ненадолго, мучительное наваждение.

(Сальвадор Дали)

Сторожил «жертвоприношение звездному небу и ночной Афродите», но упал с лестницы

Я обнял высокую золотистую девушку и, целуя ее, понял, что она — женщина из плоти, и плоти довольно осязаемой. В присутствии изумленного Федерико мы опустились на пол, и я уже начал было раздевать ее, как вдруг увидел совсем рядом, над нами, безмерные глаза Федерико, который смотрел, не решаясь поверить в то, что происходит.

— Ступай отсюда! Иди, посторожи на лестнице, чтобы никто сюда не поднялся! — крикнул я ему.

И в то время, как на самой верхней площадке башни свершалось жертвоприношение звездному небу и ночной Афродите, Федерико весело помчался выполнять порученную ему миссию — сводника и сторожа, но при этом так спешил, да еще ему так не повезло, что он свалился и пересчитал все ступеньки. Нам с моей подругой — как ни трудно это было — пришлось прийти ему на помощь. Потом он две недели хромал.

(Пабло Неруда)

Придумал имя и фамилию медвежонку младшей сестры Дали, а затем постоянно его прятал

Так, я — в семнадцать лет — еще играла с игрушкой, любимой едва ли не с младенчества, — с медвежонком. Я одевала его как куклу, сшила ему передничек, смастерила шляпу, ботиночки и вечно таскала с собой… Однажды Федерико совершенно серьезно спросил меня:

— У него есть имя и фамилия?

— Имя есть, — ответила я. — Медвежонок. Надо сказать, нас всегда поражало сходство Медвежонка с Эдуардо Маркиной.

— Здесь есть родство! — заключил Федерико и стал звать звереныша «Дон Медведь Маркина».

Федерико часто прятал Медвежонка, причем невероятно изобретательно, и бывал совершенно счастлив, наблюдая, как я ищу его и не могу найти. В конце концов я стала сердиться:

— Федерико! Куда девался Медвежонок?

— Понятия не имею! Разве нет у меня забот поважнее Медвежонка?

Если я сердилась всерьез, игра кончалась, — Федерико «находил» Медвежонка:

— Да вот же он!

(Ана Мария Дали)

Сидел дома в пижаме и не пришел на встречу с пианистом Артуром Рубинштейном

Я звонил Федерико по телефону — раз, другой, третий; посылал ему записки — умоляющие, гневные, категорические, полные возмущения. Разыскивать его отправились несколько друзей-добровольцев.

Напрасный труд! Они застали Федерико в пижаме, сидящим на постели, угрюмым и необщительным.

И прием, организованный с целью предоставить «великому Рубинштейну» возможность познакомиться с «не менее великим» Лоркой, закончился в пять утра, но Федерико так и не удостоил нас своим появлением.

Мы будим его поутру, чтобы выругать, он подходит к телефону, шаркая туфлями, но успевает расслышать лишь краткий и решительный возглас разгневанной хозяйки дома:

— Дикарь!

И — клак! — трубка резко опущена

(Карлос Морла Линч)

Советовал другу сохранить его рисунки

А еще Федерико был замечательным рисовальщиком, со своим стилем и верной рукой. Сама его подпись — это рисунок, лирический знак. Он, как дитя, радовался карандашам и краскам, которые были в моей архитектурной мастерской, создавал на больших листах завершенные композиции и старательно, увлеченно расцвечивал их.

Я помню, как он рисовал святого Себастьяна: тело мученика в кровавых ранах, пронзенное стрелами, и рядом таинственная женщина с черными волосами, перегнувшаяся через перила. Федерико шутил по поводу своих рисунков, хотя в глубине души относился к ним всерьез: «Сохрани их. Со временем им цены не будет». Но я — увы! — не сохранил ни рисунков, ни писем. Ничего.

Теперь все это было бы нетленным сокровищем.

(Луис Лакаса)

Конец Галереи

Кратко про Лорку

Сын обеспеченного помещика. 

Не любил спорт, поскольку постоянно прихрамывал из-за плоскостопия и какого-то детского заболевания.

Любил слушать Шопена, Бетховена, Дебюсси.

После смерти своего любимого учителя по фортепиано написал несколько эссе («Ноктюрн», «Баллада», «Соната») и сам придумал к ним музыку.

Собирал, систематизировал и обрабатывал испанский фольклор. Вместе с композитором Мануэлем де Фалья организовал летом 1922 года фестиваль канте хондо. 

После путешествия по северу Испании написал так называемый сборник стихов в прозе «Впечатления и пейзажи». 

Изучал в престижном Residencia de estudiantes литературу, право и философию.

Дружил с Дали, Бунюэлем и другими будущими знаменитостями XX века.

Конец Галереи

Как-то раз Лорка подарил Бунюэлю книгу и написал на ней стихи, которые ему потом всегда особенно нравились:

«Колдовство бабочки» — первая пьеса Лорки. Речь там шла о любви бабочки и таракана, но публика посчитала ее слишком странной, стала насмехаться и не оценила. Хотя некоторые критики ценили за сочетание авангардизма и традиций классического театра.

Лорка писал пьесы в течение всей жизни. Например, пьесу «Мариана Пинеда», которую поставили в театре не без помощи Дали, кукольную пьесу «Петрушка с дубиной», «мистерию о времени, которое проходит» (по определению самого автора), «Когда пройдет пять лет», драму из крестьянской жизни «Кровавая свадьба». Некоторые до сих пор входят в репертуар мировых театров.

Избегал участия в политических событиях. Например, две недели сидел дома взаперти во время массовых столкновений студентов и рабочих с полицией в феврале 1919 года.

В своих немного сюрреалистичных стихах он писал о любви, смерти, природе и т.д.

(из стихотворения «Прелюдия», перевод А.Гелескула)

«Цыганское романсеро» (1928) и «Поэма о канте хондо» (1931) — самые известные сборники его стихов.

Вот что писал Лорка в одном из своих писем:  «Я хотел слить цыганскую мифологию со всей сегодняшней обыденностью, и получается что-то странное и, кажется, по-новому прекрасное».

С тех пор его стали называть «цыганским поэтом», он разругался с Дали и друзьями-сюрреалистами, впал в депрессию.

Когда в 1929 году Дали и Бунюэль стали работать над фильмом «Андалузский пес», Лорка воспринял это как насмешку, окончательно отдалился от друзей, уехал пожить в США, учил там английский в университете и написал в 1931 году сборник стихов «Поэт в Нью-Йорке» о том времени, где было очень много тоски по Родине.

В стихах Лорка часто воспевал женскую красоту, но некоторые исследователи рекомендуют читать эти его лирические произведения между строк.

Кроме, пожалуй, сборника Лорки «Сонеты темной любви», посвященных (по мнению одних) романтическим чувствам к другу поэта Рафаэлю Родригесу Рапуну или же Хуану Рамиресу де Лукасу (по мнению других).

В фильме «Божественный свет», где режиссер «воскрешает» героя Лорки после расстрела, эти мотивы его биографии тоже присутствуют. 

Конец Галереи

Источник: http://nekrasovka.ru/articles/books/federico-lorca

Federico García Lorca — Canción Otoñal — Учим испанский язык

DetallesCategoría: Поэзия Стихотворение «Осенняя песня» Федерико Гарсия Лорка

Hoy siento en el corazónun vago temblor de estrellas, pero mi senda se pierdeen el alma de la niebla.

La luz me troncha las alas y el dolor de mi tristeza va mojando los recuerdos

en la fuente de la idea.

Todas las rosas son blancas, tan blancas como mi pena, y no son las rosas blancas,

que ha nevado sobre ellas.

Antes tuvieron el iris.
También sobre el alma nieva.

La nieve del alma tiene copos de besos y escenas que se hundieron en la sombra

o en la luz del que las piensa.

La nieve cae de las rosas, pero la del alma queda, y la garra de los años

hace un sudario con ellas.

¿Se deshelará la nieve cuando la muerte nos lleva? ¿O después habrá otra nieve

y otras rosas más perfectas?

¿Será la paz con nosotros como Cristo nos enseña? ¿O nunca será posible

la solución del problema?

¿Y si el amor nos engaña? ¿Quién la vida nos alienta si el crepúsculo nos hunde en la verdadera ciencia del Bien que quizá no exista,

y del Mal que late cerca?

¿Si la esperanza se apaga y la Babel se comienza, qué antorcha iluminará

los caminos en la Tierra?

¿Si el azul es un ensueño, qué será de la inocencia? ¿Qué será del corazón

si el Amor no tiene flechas?

¿Y si la muerte es la muerte, qué será de los poetas y de las cosas dormidas

que ya nadie las recuerda?

¡Oh sol de las esperanzas! ¡Agua clara! ¡Luna nueva! ¡Corazones de los niños!

¡Almas rudas de las piedras!

Hoy siento en el corazón un vago temblor de estrellas y todas las rosas son

tan blancas como mi pena.

Я в сердце чувствую сейчас

невнятное подрагивание звезд, но путь мой затерялся

в душе, окутанной туманом.

Свет подрезает крылья мне, и боль моей печали воспоминания омывает

в фонтане мыслей.

Все розы на свете белы, так белы, как муки мои и страданья. Но нет кристально белых роз,

таких, как снег на них лежащий.

А прежде были ирисы
в заснеженной теперь душе.

И состоят снега души из снежинок поцелуев и скандалов, погрузившихся во тьму

иль в свет того, кто думает о них.

Снег падает на розы, в душе оставаясь, а лапа прожитых на свете лет

готовит саван им.

Быть может, холодом обдаст нас, заморозит снег, когда к нам смерть придет? А, может, выпадет потом совсем другой снежок,

иные розы будут красивее прежних?

И будет с нами мир, спокойствие, как нас учил Христос? А, может, никогда мы не найдем

решение проблем?

Что, если лжет любовь, что в нас вдыхает жизнь, когда нас погружают сумерки в правдивую науку Добра, которого, возможно, нет,

и Зла, что бьется рядом.

Что, если ослабнет, угаснет надежда, если начнется новый Вавилон? Какой же факел осветит

дороги на Земле?

А если синева всего лишь сон, мечта, что будет с невинностью? Что станет с сердцем,

коль у Амура нету стрел?

И если смерть всего лишь смерть, что станется с поэтами, с уснувшими навек вещами,

которые уже никто не вспомнит?

О, Солнце надежды! Чистая вода! И новая Луна! И детские сердца!

И грубые души камней!

Я в сердце чувствую сейчас невнятное подрагивание звезд. Все розы

так белы, как моя боль.

Источник: http://entre-amigos.ru/textos/bilingue/poesia/1011-federico-garcia-lorca-cancion-otonal.html

Лорка Федерико Гарсиа

Другие известные поэты

В Советском Союзе Лорка был одним из самых издаваемых зарубежных поэтов. Объясняется это тем, что поэта в 1936 году расстреляли фашисты — и этот расстрел имел огромный резонанс во всем мире.

Это был какой-то знаковый расстрел, с него в мире как бы началась кровавая фашистская бойня, стали объединяться антифашистские силы.

Тогда громко прозвучали слова чилийского поэта Пабло Неруды

«Погиб поэт. И какой поэт! Простодушный и артистичный, одинаково не чуждый и космическому и провинциальному, необыкновенно музыкальный, великолепный мим, робкий и суеверный, мучающийся и веселый, он словно вобрал в себя все возрасты Испании, весь цвет народного таланта, все то, что дала арабско-андалузская культура». 

Вторая причина успеха поэзии Лорки у русского читателя заключается в том, что вообще такая ярко эмоциональная испанская поэзия близка душе русского человека. Говорят, русские и испанцы давно симпатизируют друг другу, что в ментальности обоих народов есть что-то общее. Может быть.

По крайней мере, поэзия Лорки хорошо у нас известна, барды наши написали немало песен на его стихи, художники наши нарисовали много полотен на испанские темы Лорки, а петербургский живописец А. А. Мыльников за свой триптих «Коррида. Распятие.

Гарсиа Лорка» получил Государственную премию, и эта яркая работа сейчас украшает один из залов Третьяковской галереи. 

Федерико Гарсиа Лорка родился 5 июня 1898 года в андалузской деревушке Фуэнте-Вакерос, что значит Источник Пастухов. Его отец был состоятельным арендатором. Мать — школьной учительницей.

Первые впечатления детства мальчика были связаны с музыкой. Все началось с песен, которые под гитару пел отец. Мама играла на фортепиано.

Очень много в детстве Лорка слышал плачей, романсов, колыбельных, которые пели простые люди Андалузии скромные служанки, крестьяне. 

В шесть лет будущего поэта и драматурга поразил спектакль театра марионеток. 

После переезда семьи в Гранаду, которую Лорка всю жизнь будет считать историей, поэзией и чистой красотой Испании, в юноше начинается бурный процесс созревания поэта он целыми днями бродит по древним легендарным улицам, по залам Альгамбры, по площади Марианны Пинеды. . . В Гранадском университете Федерико увлекся поэзией Рубена Дарио, Мануэля Мачадо, Хуана Рамона Хименеса, сам начал сочинять. 

Летом 1917 года Федерико с группой студентов объездил Галисию, Кастилию, Леон. Он слушал, наблюдал, запоминал и искал свой способ выражения, свой голос. Из путевых дневников по Испании и родился его первый сборник, но не стихов, а прозы. Книгу он назвал «Впечатления и картины». Книга вышла с рисунками автора. 

Потом он написал пьесу «Злые чары бабочки», постановка которой провалилась в мадридском театре «Эслава». 

В 1919 году Лорка был зачислен в мадридскую Студенческую резиденцию, это было привилегированное учебное заведение, что-то типа испанского Оксфорда.

Здесь он попал в круговорот споров о современном искусстве, здесь он познакомился с Сальвадором Дали, Хосе Гильеном, Рафаэлем Альберти, сюда приезжали читать лекции Поль Валери, Альберт Эйнштейн, Ле Карбюзье, нередко бывали выдающиеся испанские писатели старшего поколения Антонио Мачадо и Мигель де Унамуно. 

В 1921 году вышла первая книга стихов, которая так и называлась «Книга стихов». В ней еще чувствовалось ученичество, но что-то уже намечалось и глубоко самобытное и самостоятельное.

Самобытность заключалась в соединении поэтом книжной и стихийной, народной культуры. Стихи Лорка писал как песни — для голоса и слуха.

Он даже свои стихи в опубликованном виде меньше ценил, чем в устном исполнении, большое значение придавал жесту, звуковым ассоциациям. 

В 1923 году поэт сдал экзамен на степень лиценциата права. Отец был очень доволен сыном, но к этому времени сам сын гораздо большее значение придавал, например, фестивалю народной андалузской песни, который он затеял с известным композитором Мануэлем де Фальей.

Они вместе ездили по Испании и отыскивали и приглашали на праздник канторов — исполнителей редчайшего и древнейшего в Европе типа первобытных песен «канте хондо». Потом у Лорки выйдет книга стихов «Стихи о канте хондо».

Он считал этот тип первозданных песен «глубинным пением» и в стихах своих тоже стремился к «глубинному пению». 

Начинается 

плач гитары. 
Разбивается 
чаша утра. 
Начинается 
плач гитары. 
О не жди от нее 
молчанья, 
не проси у нее молчанья! 
Неустанно 
гитара плачет, 
как вода по каналам — плачет, 
как ветра над снегами — плачен, 
не моли ее о молчанье! 
Так плачет закат о рассвете, 
так плачет стрела без цел, 
так песок раскаленный плачет 
о прохладной красе камелий. 
Так прощается с жизнью птица 
под угрозой змеиного жала. 
О гитара, 
бедная жертва 
пяти проворных кинжалов! 

Это стихотворение — «Гитара» — перевела на русский язык Марина Цветаева. 

Славу Лорке принесла книга «Цыганское романсеро», изданная в 1928 году. Почти все романсы этой книги были известны читателям еще по спискам, которые ходили по стране по рукам, передавались по памяти, читались и пелись в самых глухих уголках Испании. 

Стихотворение Гарсиа Лорки на стене дома в Лейдене(Нидерланды), Langebrug, 56.

Так было, например, со стихами Есенина в России люди и в глаза не видели еще его книг, а «Ты жива еще моя старушка» или «Клен ты мой опавший» пели везде и все. Так же широко знали, например, и «Неверную жену» Лорки из «Цыганского романсеро» 

НЕВЕРНАЯ ЖЕНА 

И в полночь на край долины увел я жену чужую, а думал — она невинна… То было ночью Сант-Яго, и, словно сговору рады, в округе огни погасли и замерцали цикады. Я сонных грудей коснулся, последний проулок минув, и жарко они раскрылись кистями ночных жасминов.

 А юбки, шурша крахмалом, в ушах у меня дрожали, как шелковые завесы, раскромсанные ножами. Врастая в безлунный сумрак, ворчали деревья глухо, и дальним собачьим лаем за нами гналась округа… За голубой ежевикой у тростникового плеса я в белый песок впечатал ее смоляные косы. Я сдернул шелковый галстук.

 Она наряд разбросала. Я снял ремень с кобурою, она — четыре корсажа. Ее жасминная кожа светилась жемчугом теплым, нежнее лунного света, когда скользит он по стеклам. А бедра ее метались, как пойманные форели, то лунным холодом стыли, то белым огнем горели.

 И лучшей в мире дорогой до первой утренней птицы меня этой ночью мчала атласная кобылица… Тому, кто слывет мужчиной, не скромничать не пристало, я повторять не стану слова, что она шептала. В песчинках и поцелуях она ушла на рассвете. Кинжалы трефовых лилий вдогонку рубили ветер.

 Я вел себя так, как должно, цыган до смертного часа. Я дал ей ларец на память и больше не стал встречаться, запомнив обман той ночи у края речной долины, — она ведь была замужней, 

а мне клялась, что невинна. 

Лорка написал много замечательных стихов, много пьес, блистательных статей. Он побывает еще в Америке, увлечется сюрреализмом, потом вернется к древней арабском традиции — будет писать касыды, из которых сложится «Диван Тамарита». Диван — означает по-арабски сборник.

Одним словом, поэт вбирал в себя очень многое. Но остался при этом истинно национальным испанским поэтом, потому что все приобретенное он в себе расплавлял и превращал в испанскую песню чаще всего это была горькая, трагическая песня о судьбе испанской женщины.

У Лорки почти все женщины печальны, женщина для него символ одиночества, они сгорают в любви. 

Много у него в стихах смерти смерть в виде всадника на коне, «бессонный всадник». 

Лорка рано, в 1924 году, написал свое «Прощанье» 

Если умру я — 

не закрывайте балкона, 
Дети едят апельсины. 
(Я это вижу с балкона.) 
Жницы сжинают пшеницу. 
(Я это слышу с балкона.) 
Если умру я — 
не закрывайте балкона. 

В этом коротком стихотворении выразилось все главное, чем дышит его творчество народная жизнь, любимая Испания, открытость души поэта и готовность принять смерть, познав в жизни счастье. 

Памятник Лорке в Мадриде (Plaza de Santa Ana)

Это был очень страстный поэт. Он сам говорил «Чего поэзия не терпит ни под каким видом — это равнодушия. Равнодушие — престол сатаны, а между тем именно оно разглагольствует на всех перекрестках в шутовском наряде самодовольства и культуры». И еще он говорил:

 «Миссия у поэта одна одушевлять в буквальном смысле — дарить душу». 

Гарсиа Лорка всю свою душу вложил в свои песни, которые в Испании знает каждый. 

Напоследок еще несколько стихотворений великого испанского поэта. 

ПЕСНЯ 

Если ты услышишь плачет горький олеандр сквозь тишину, что ты сделаешь, любовь моя Вздохну. Если ты увидишь, что тебя свет зовет с собою, уходя, что ты сделаешь, любовь моя Море вспомню я. Если под оливами в саду я скажу тебе «Люблю тебя», — что ты сделаешь, любовь моя- 

Заколю себя. 

ЧЕРНЫЕ ЛУНЫ 

Над берегом черные луны, и море в агатовом свете. Вдогонку мне плачут мои нерожденные дети. Отец, не бросай нас, останься! У младшего сложены руки… Зрачки мои льются. Поют петухи по округе. А море вдали каменеет под маской волнистого смеха. Отец, не бросай нас!.. 

И розой рассыпалось эхо. 

ТИХИЕ ВОДЫ 

Глаза мои к низовью плывут рекою… С печалью и любовью плывут рекою… (Отсчитывает сердце часы покоя.) Плывут сухие травы дорогой к устью… Светла и величава дорога к устью… (Не время ли в дорогу, 

спросило сердце с грустью.) 

ПРОЩАНЬЕ 

Прощаюсь у края дороги. Угадывая родное, спешил я на плач далекий — а плакали надо мною. Прощаюсь у края дороги. Иною, нездешней дорогой уйду с перепутья будить невеселую память о черной минуте. Не стану я влажною дрожью звезды на восходе. Вернулся я в белую рощу 

беззвучных мелодий. 

Источник: http://tunnel.ru/post-lorka-federiko-garsia

Федерико Гарсиа Лорка

FedericoGarciaLorca

Федерико Гарсиа Лорка — знаменитый испанский поэт и музыкант родился 5 июня 1898 года в небольшом селении Фуэнте-Вакерос, под Гранадой. В семье постоянно звучала музыка — мать донья Висенте Лорка Ромеро, учительница начальной школы, неплохо владела фортепиано. Навсегда остались в памяти Гарсиа Лорки андалусские напевы, которые пел отец, аккомпанируя себе на гитаре.

В Гранаде юный Федерико обучался композиции и фортепиано у композитора Антонио Сегуры. По словам Лорки, Антонио Сегура помог ему сделать первые шаги в изучении музыкального фольклора Андалусии.

Музыка всегда была неотъемлемой частью жизни Гранады. Если кто-то на улице, площади или в скромном кабачке касался струн гитары и начинал петь, то не проходило и нескольких минут, как собирались слушатели. Слушатели не пассивные, слушатели — участники.

С первых же звуков гитарной импровизации, мастерством которой гранадцы славились по всей Испании, исполнителей и слушателей объединяла воедино любовь к музыке, танцу, песне. В Гранаде Лорка знакомится с известным испанским композитором Мануэлем де Фалья, приехавшем сюда в 1914 году.

Их объединяет любовь к народной музыке Андалусии.

В 1919 году Гарсиа Лорка поступил в Студенческую резиденцию — учебное заведение в Мадриде, созданное по типу свободных университетов. Это был один из культурных центров столицы. Здесь с молодёжью встречались выдающиеся писатели, философы, поэты: Мигель де Унамуно, Хуан Рамон Хименес, Рамон Менендас Пидаль и многие другие.

В первые же годы переезда в Мадрид у Федерико появляется много друзей. Это Сальвадор Дали, Рафаэль Альберти, Адольфо Саласар, известная испанская певица и танцовщица Энкарнасьон Лопес (Архентинита). Среди друзей поэта — крупнейшие гитаристы Андрес Сеговия и Рехино Сайнс де ла Маса, которому Лорка посвятил стихотворение «Загадка гитары».

Лорка становится постоянным слушателем концертов Национального музыкального общества, пропагандировавшего творчество отечественных композиторов — Альбениса, Гранадоса, Хоакина Турины и многих других.

Огромное впечатление произвело на Гарсиа Лорку исполнительское искусство пианистов Рикардо Вивьеса, Клаудио Аррау, гитаристов Андреса Сеговия и Рехино Сайнса де ла Маса.

Под впечатлением состоявшегося в мае 1920 года в Гранаде концерта Рехино Сайнса де ла Маса, Лорка пишет рецензию в «Gaceta del Sur», в которой поэт высоко оценил мастерство гитариста.

Эта статья — одно из свидетельств глубоких познаний Лорки музыкального искусства Испании, и, в частности, искусства виуэлистов XVI века. В XVI веке виуэла была одним из самых распространённых инструментов, под аккомпанемент которого исполнялись песни. Наиболее значительными исполнителями пьес для виуэлы были Луис Милан, Мударра и другие, имена которых упоминает Гарсиа Лорка.

«Двадцатого, — писал Гарсиа Лорка, — в четверг перед гранадской публикой выступил один из самых интересных представителей артистической молодёжи Испании, интересный как своей жизнью, так и своим искусством. Подобно Льобету и Сеговии, он тоже странствующий рыцарь, который с гитарой за спиной бродит из края в край, впитывая в себя пейзажи тех мест, где звучит старинная музыка.

Это Сайнс де ла Маса, человек, исполненный прежде всего волнения и меланхолии… Идеал Сайнса де ла Маса — бродить, видеть новое, менять горизонты. Это же стремление искать что-то новое в жизни, наслаждаться новыми и неведомыми цветами на своём пути заставило Сайнса де ла Маса извлечь испанских виуэлистов из старых ларей, покрытых паутиной. Искусство Сайнса де ла Маса делает чудеса.

Этот великий гитарист сумел встать рядом с теми, кто терпеливо открывал и распространял старинную испанскую музыку. В этом его двойная заслуга — художника и патриота. В основе сочинений испанских виуэлистов всегда лежит народная мелодия. Не усложняя её, они достигли звучания полного обаяния и простоты…

Эти изумительные музыканты XVI века — свидетели создания фуги и канона, — открывшие путь, который потом должны были пересечь Бах и Моцарт, вернулись к новой жизни…

Грусть и радость Диего де Нарваес-и-Мударра и скрытая печаль такого тонкого артиста, как Луис Милан (Мирафлор), были услышаны снова в XX веке в Испании благодаря выдающемуся музыканту, с нежностью разыскивающему в библиотеках пожелтевшие страницы и удостоившему особой чести бедную оклеветанную гитару».

Гитара вдохновила Лорку на создание ряда стихотворений, её образ присутствует во многих его сочинениях. Чувства к «королеве» инструментов, как испанцы называют гитару, Лорка выразил следующими словами:

Когда умру,

Схороните меня с гитарой…

(«Помни» Перевод Инны Тыняновой)

Без гитары нет искусства канте хондо. Гитарист не только аккомпанирует певцу, он его вдохновляет и своей импровизацией властно захватывает внимание слушателей.

Федерико был талантливым гитаристом, участником многих музыкальных вечеров. Друзья поэта вспоминают об одном из них, состоявшемся в 1918 году во дворе таверны, принадлежавшей отцу гитариста Анхеля Барриоса.

Находившиеся здесь участницы гастролировавшего в Гранаде русского балета Сергея Дягилева устроили импровизированное представление.

Их танцы, особенно танцы знаменитой Тамары Карсавиной, сопровождались игрой двух гитаристов — Гарсиа Лорки и Анхеля Барриоса (не Мангорэ — прим Rustik68).

В 1922 году в Гранаде состоялся фестиваль песен «канте хондо». Цель фестиваля — по замыслу его организаторов — Мануэля де Фальи и Федерико Гарсиа Лорки — состояла в собирании подлинных напевов канте хондо, в выявлении талантливых исполнителей, в возрождении интереса в к этому древнему искусству.

7 июня 1922 года Федерико вместе с Андресом Сеговией выступает в концерте, посвященном предстоящему фестивалю. Участие Лорки в подготовке к фестивалю во многом содействовало его успешному проведению. В дальнейшем Лорка продолжает уделять большое внимание сохранению фольклора.

Искать, записывать и обрабатывать народные напевы было для Лорки потребностью. За влюблённость в фольклор друзья полушутя называли его «фольклористом».

Федерико изучает статьи Фелипе Педреля о фольклоре, его сборники народных песен и, особенно, его «Cancionero musical popular español» — четырёхтомное собрание народных песен различных областей Испании.

Запись и гармонизация народных песен обнаруживают в Гарсиа Лорке тонкого знатока музыкального фольклора Испании. Собирая, записывая и исполняя народные песни, он объединял в своём лице поэта, композитора, певца.

Его благородная деятельность была продолжением славных традиций испанских народных музыкантов, которые бережно сохраняли для следующих поколений любимые народом песни и танцы. В этом — одна из заслуг Федерико Гарсиа Лорки перед национальной культурой Испании.

«Я пишу стихи, — говорил Лорка, для того, чтобы люди любили меня». Людям отдавал он свои песни. У Лорки была потребность разделить с друзьями восхищение записанной мелодией или старинным напевом из cancionero.

Для него это было необходимо, и, сам себе аккомпанируя, Лорка пел, напоминая странствующих по дорогам Испании народных певцов — хугларов. В сущности, Лорка и был хугларом.

Музыкальная одарённость Гарсиа Лорки восхищала не только его соотечественников. Восторженные отзывы иностранных деятелей культуры о нём многочисленны. Франция, США, Куба, Аргентина, Уругвай — далеко не полная география его популярности.

В этом аспекте особый интерес представляют высказывания Лорки о русских композиторах, об использовании ими песен канте хондо.

«В 1847 году, — говорит Гарсиа Лорка в лекции, — Михаил Иванович Глинка приехал в Гранаду… Он подружился со знаменитым гитаристом того времени Франсиско Родригесом Мурсиано и часами слушал его импровизации… По возвращении к себе домой он рассказывал об особенностях наших песен, которые изучил и использовал в своих сочинениях. Композитор нашёл подлинный источник творчества.

К этому источнику обращались и другие русские композиторы. Доказательство тому — «Воспоминание о летней ночи в Мадриде» Глинки, фрагменты «Шахеризады» и «Испанское каприччио» Римского-Корсакова, который всем вам знаком. Итак, вы видите, как своеобразие канте хондо повлияло на Москву из Гранады, как печаль de la Vela (название старинной башни в Гранаде) подхватили далёкие колокола Кремля.

В Испании канте хондо не случайно оказало влияние на всех музыкантов, которых я называю великой Испанской струной, от Альбениса до Фальи через Гранадоса. Ещё Педрель использовал народные песни в опере «Селестина», к нашему стыду так и не поставленной в Испании, и указал этот путь.

Но гениальным решением было решение Исаака Альбениса, который ввел в свои произведения лирическую основу андалусской песни».

Вклад в мировую и в частности испанскую культуру, который внес Федерико Гарсиа Лорка, огромен. К сожалению, поэту не суждено было прожить долгую жизнь. В самом начале гражданской войны в Испании, 19 августа 1936 года, жизнь поэта трагически оборвалась.

Список литературы

М.Вайсборд Федерико Гарсиа Лорка — музыкант. М., Советский композитор 1970.

Источник: http://MirZnanii.com/a/300984/federiko-garsia-lorka

Гарсиа лорка, федерико

Гарсиа лорка, федерико (Garcia Lorka, Federico) (1898–1936) – испанский поэт и драматург.

Родился 5 июня 1898 в селении Фуэнте-Вакерос близ Гранады в семье андалузского землевладельца. С детства увлекался живописью, занимался музыкой. В подростковом возрасте начал писать стихи и декламировал их в местных кафе.

Изучал право в Гранадском университете. В 1918 опубликовал книгу прозы, написанную по впечатлениям от поездки в Кастилию. В 1919 перевелся в Мадридский университет на отделение литературы.

Организовывал театральные представления, выступал с публичным чтением своих стихов.

В это время его имя ассоциировалось с группой «Поколение 27», к которой относились также Сальвадор Дали, Луис Бунюэль, поэт Рафаэль Альберти.

В 1921 вышла первая Книга стихов (Libro de poemas), в которой чувствуется влияние Дарио и Хименеса, при этом поэзию Лорки отличает близость к народной культуре и особая музыкальность стиха.

Второй поэтический сборник Песни (Canciones, 1927) передает драматическое видение жизни, присущее андалузским народным песням. В это время увлекался древним традиционным андалузским «глубоким пением» (cante jondo), участвовал в организации фестивалей.

Занимался живописью – в 1927 в Барселоне состоялась его выставка.

С 1929 возглавлял студенческую театральную труппу Балаган (La Barraca). Ее участники старались возродить интерес к классической национальной драматургии – разъезжали по селам с постановками испанской классики – Лопе де Веги, Кальдерона, Сервантеса.

Первый театральный успех Лорки был связан с постановкой пьесы Мариана Пинеда (Mariana Pineda, 1929) с декорациями Сальвадора Дали – исторической поэмы в стихах о гибели замученной за участие в тайной деятельности против тирана Фердинанда VII жительницы Гранады.

Наибольшую известность Лорке-поэту в Испании и за ее пределами принесли поэтические сборники Цыганские баллады (Romancero gitano, 1928) и Поэма о канте хондо (El Poema del cante jondo, 1931), после которых за ним утвердилась слава «цыганского поэта». В них наиболее полно проявились характерные черты дарования Лорки – он воспринимает жизнь фатально, как роковое предначертание, лиризм исполнен огромного эмоционального накала.

В 1929 ездил в Нью-Йорк изучать английский в Колумбийском университете. Познакомился с местными любительскими и профессиональными театральными коллективами. Здесь был написан поэтический сборник Поэт в Нью-Йорке (Poeta en Nueva York), опубликованный после смерти автора, в 1940.

По возвращении в Испанию в 1931 организовал собственную театральную компанию. Пробовал себя в драматургии – писал популярные фарсы – Волшебная башмачница (La Zapatera prodigiosa, 1930) и Любовь дона Перлимплина (Amor de Don Perlimplin con Belisa en su jardin, 1933). В 1933 совершил поездку в Буэнос-Айрес, где руководил постановкой своих пьес.

В марте 1933 в Мадриде состоялась премьера трагедии Кровавая свадьба (Bodas de sangre, 1933). Она имела огромный успех и с тех пор не сходит с подмостков испанских театров.

Сюжет был взят из газетной заметки о невесте, сбежавшей в свадебную ночь с возлюбленным.

Пьеса стала первой частью задуманной трилогии, посвященной «испанской вселенной», в основу каждой из частей которой была положена трагедия женщины, ставшей причиной кровавой распри.

В трагедии Иерма (Yerma, 1934), второй части испанской трилогии, речь идет о жаждущей материнства женщине, муж которой неспособен сделать ее матерью.

Не желая осуществить свое желание с другим человеком или, нарушив традиции, покинуть супруга, она решается на убийство мужа.

Несмотря на сильное трагическое звучание, Иерма не пользовалась таким успехом, как Кровавая свадьба, – консервативные критики обвинили драматурга в покушении на традиционные испанские ценности.

Неоконченная трагедия Дом Бернарды Альбы (La Casa de Bernarda Alba, 1935) считается третьей частью испанской трилогии. В ее основе – история пяти дочерей деспотичной матери, требующей неукоснительного выполнения строгих моральных предписаний.

Но дочери хотят любить и пытаются найти свои способы покинуть материнский дом. Младшая, узнав, что ее возлюбленный стал жертвой ее безжалостной матери, кончает жизнь самоубийством. Роль Бернарды была специально написана для великой трагической актрисы Маргариты Ксиргу.

И хотя при жизни Лорки пьеса не была поставлена, она считается его высшим достижением в драматургии.

Сам он больше ценил свои драматургические сюрреалистические эксперименты, разрушавшие нормы театрального реализма, – Когда пройдет пять лет и Аудитория.

Последнее поэтическое произведение относится к 1935 – Плач по Игнасио Cанчесу Мехиасу (Llanto por Ignacio Sanchez Mehias) было написано в память его погибшего друга – знаменитого тореадора.

Летом 1936 перед запланированной поездкой в Мексику поехал на родину. В Испании начиналась гражданская война, и на четвертый день его пребывания в Гранаде вспыхнул военный мятеж на юге Испании.

Городской гарнизон присоединился к мятежникам, новые хозяева города стали проводить массовые аресты и расстрелы «левых» и сторонников республиканцев. Лорка не принадлежал ни к какой политической партии, хотя и считался левым.

19 августа 1936 по приказу франкистского центра в Севилье вместе со школьным учителем и двумя матадорами он был расстрелян в овраге Виснар в предгорьях Сьерра-Невады.

За два месяца до смерти закончил первую часть Дома Бернарды Альбы и считал, что только приступает к своим основным произведениям. При франкистах произведения Лорки были объявлены вне закона и сожжены в Гранаде.

В основе многогранного творчества Лорки – архаические пласты народного сознания. В его поэзии звучат мотивы, близкие по настроению канте хондо, – передается атмосфера ночи, небытия, сумерек.

Лорка писал: «Цыганская сигирийя начинается жутким криком, который делит мир на два идеальных полушария, это крик ушедших поколений, острая тоска по исчезнувшим эпохам, страстное воспоминание о любви под другой луной и другим ветром…».

Лорка – один из самых любимых поэтов Испании, драматург, известный во всем мире, в том числе и в России.

Сочинения: Гарсиа Лорка Ф. Избр. произведения: В 2-х тт.М., 1986; Избранное в 2-х томах. Пер. с исп. М., Худож. лит, 1986; Гарсиа-Лорка Ф. Избранное. М., Детская литература, 1983; Письма Лорки. Пер. писем, предисл. и коммент. Малиновской Н.–В мире кн.М., 1987, № 2.

Ирина Ермакова

Источник: http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/GARSIA_LORKA_FEDERIKO.html

Лорка, Федерико Гарсиа

(1898-1936) испанский поэт и драматург

Федерико Гарсиа Лорка относился к тем деятелям испанской культуры, которых называют «поколением 98-го года». Он вошел в литературу в то время, когда испанская культура обратилась к собственным великим корням. Никто из испанских литераторов XX в. так широко и разнообразно не использовал поэтический и музыкальный фольклор своей страны, как это сделал знаменитый поэт.

Он родился в небольшом селении Фуэнте Вакерос, находившемся поблизости от Гранады, центра Андалусии, и был старшим сыном состоятельного арендатора Федериго Гарсиа Родригеса. Мать поэта — донья Висента Лорка — до свадьбы работала учительницей в местной школе.

Она была второй женой Федериго Родригеса. Первая жена умерла через три года после свадьбы, так и не родив ему ребенка. Поэтому Федерико был не только старшим, но и самым любимым сыном в семье.

Отец не изменил своего отношения к нему даже тогда, когда стали очевидны его нетрадиционные наклонности.

Семья Лорки была известна своей музыкальностью: отец и дед поэта играли на гитаре и пели на всех деревенских праздниках, мать и бабушка были признанными в округе исполнительницами народных песен и романсеро. С трех лет Федерико участвовал в семейных концертах, он оказался самым музыкальным из всех детей. Мать научила его читать и играть на фортепиано.

Когда мальчику исполнилось шесть лет, семья перебралась в соседнее селение Аскероса. Там находилась частная школа, в которую отец отдал Федерико, как старшего сына в семье. Вскоре учитель подтвердил музыкальные способности мальчика и начал заниматься с ним музыкой.

Когда Федерико закончил пятый класс, отец перевез семью в Гранаду, чтобы отдать сына в престижную закрытую школу при монастыре Святого Сердца Иисусова. Федерико был одним из лучших учеников и закончил школу сразу по двум отделениям — литературному и музыкальному.

Однако его дальнейшая судьба стала предметом семейных споров. Учитель Федерико, испанский композитор А. Сегура, советовал юноше поступать в консерваторию, а родители требовали, чтобы тот получил «солидную» профессию и стал адвокатом.

Не осмеливаясь выступить против семьи, Федерико поступил сразу на два факультета Гранадского университета — правовой и литературно-философский, но уже с второго курса сделал окончательный выбор в пользу литературы.

В университете Федерико Лорка не оставлял занятия музыкой, он даже выступал перед товарищами с небольшими концертами, исполняя произведения Моцарта и Шопена.

Способного юношу заметил профессор литературы М. Берруэта, руководивший студенческим литературно-художественным центром. Вскоре в «Бюллетене» центра появляются стихи Лорки, а затем и статья «Символическая фантазия«, посвященная юбилею великого испанского поэта Хосе Серильи.

Вместе со своим профессором, Федерико Лорка совершает путешествие по Испании, записывает фольклор и осматривает достопримечательности. Во время путешествия Берруэта знакомит Лорку со своими друзьями — писателем Мигелем де Унамуно и поэтом Антонио Мачадо.

Вернувшись в Гранаду, Федерико Лорка печатает книгу очерков и путевых заметок «Впечатления и картины» (1918).

Ее выход приводит к конфликту с отцом, который требует, чтобы Федерико бросил литературу и продолжил заниматься юриспруденцией. Лорка снова подчиняется диктату семьи, правда, по совету Берруэты, покидает Гранаду и переезжает в Мадрид.

Он поселяется в университетском городке и слушает лекции на правовом факультете, но все свободное время отдает литературе.

На летние месяцы Федерико Гарсиа Лорка возвращается в Гранаду. Он ежегодно выезжает в окрестные селения и записывает народные песни, танцы и сказки. В 1920 г.

молодой литератор пишет пьесу-сказку «Колдовство бабочки» и с помощью Антонио Мачадо передает ее в мадридский кукольный театр «Эслава». Пьесу принимают к постановке, и 22 марта 1920 года проходит ее премьера. В течение нескольких недель пьеса шла с постоянным аншлагом.

Имя Лорки впервые становится известным широкой публике. Вышедший одновременно с пьесой сборник его стихов получает благожелательные отзывы в критике.

Вдохновленный успехом  Федерико Лорка увез свою пьесу в Гранаду, и вскоре она с триумфом прошла на сцене местного театра. Во время работы над постановкой драматург познакомился с композитором Мануэлем де Фалья.

Они начинают работать над сборником канте хондо — старинных андалузских народных песен. В июле 1922 года Лорка и де Фалья организуют в Гранаде фестиваль, на который собираются исполнители канте хондо со всех концов Андалусии.

На открытии фестиваля Федерико Лорка выступает с лекцией о канте хондо, которую затем печатает в виде брошюры.

В это же время он знакомится с известным испанским художником Сальвадором Дали, и вскоре между ними завязываются дружеские отношения. Лорка неоднократно навещает Дали в его доме в местечке Кадакес. Под влиянием художника он начинает заниматься графикой и создает серию офортов.

Одновременно он продолжает обрабатывать фольклор и на основе собранных текстов выпускает сборник стихов «Поэма о канте хондо» (1923). В нем Федерико Лорка объединил народные песни в цельное произведение. Героиней становится цыганка Петенера, она бродит по миру, находя утешение в песнях. Каждая глава поэмы построена на основе одной из разновидностей канте хондо.

Вырученные от продаж сборника средства позволяют Лорке обрести долгожданную материальную независимость. В конце августа 1923 года он завершает образование и получает диплом лиценциата права в Гранадском университете.

Поэт полон творческих планов, но 13 сентября в стране происходит государственный переворот, и к власти приходит диктатор Примо де Ривера. Вместе с другими деятелями испанской культуры Лорка выступает против диктатуры, отменившей все гражданские свободы.

Стихи Лорки, в которых звучит тема стихийного протеста, оказываются созвучны происходящему в стране.

Постепенно из отдельных стихотворений составляется новая книга — «Песни» (1927). Тираж издания мгновенно раскупают, и вскоре стихи Лорки начинают звучать не только в Гранаде, но и в других городах страны. Теперь поэт уже не копирует фольклорные произведения, а создает самостоятельные в жанровом отношении произведении. В них он отражает собственный поэтический мир.

Одновременно с книгой стихотворений, Федерико Лорка завершает первое крупное драматическое произведение — народную драму-романсеро «Мария Пинеда». В основу сюжета была положена легенда о печальной судьбе девушки, убежавшей с любимым.

Когда ее поймали, то объявили колдуньей и приговорили к сожжению на костре. Через С. Дали Лорка передает свою пьесу известной испанской актрисе М. Ксиргу. Вскоре она извещает молодого автора, что поставит пьесу в своем театре в Барселоне.

25 июля 1927 года состоялась премьера пьесы в Барселоне. Одновременно проходит выставка офортов Дали, написавшего декорации к спектаклю. А всего через несколько недель М. Ксиргу привозит пьесу в столицу. Там спектакль превращается в демонстрацию, и власти спешат запретить публичный показ пьесы Лорки.

В столице поэт входит в круг крупнейших представителей испанской культуры XX века. В доме художника Рафаэля Альберти он знакомится с известным испанским тореро И. Мехиасом. Образ отважного тореадора вдохновляет Лорку на создание цикла стихотворений. В начале 1928 г.

выходит из печати самая крупная книга стихов Лорки — «Цыганский романсеро». В ней автор создает собственный поэтический мир, наполненный образами испанского фольклора. Впоследствии многие стихотворения из этого сборника станут народными песнями.

Федерико Лорка пробует писать и прозу: в журнале «Гальо» появляется несколько его рассказов.

В начале 1929 года Федерико Гарсиа Лорка впервые выезжает за пределы Испании. Вместе с несколькими друзьями он отправляется в Париж, затем в Лондон, а оттуда в Нью-Йорк. Несколько месяцев поэт провел в США, он даже закончил курсы английского языка и слушал лекции в Колумбийском университете.

Вернувшись в Испанию в конце 1930 г., Лорка создает своеобразный триптих — книгу стихов «Поэт в Нью-Йорке» и пьесы «Публика» и «Когда пройдет пять лет». В стилистике этих произведений он следует традициям европейского авангарда.

Федерико Лорка с восторгом встречает известие о падении военной диктатуры и восстановлении демократических свобод. Федерация испанских студентов предлагает ему возглавить студенческий театр, и появляется передвижной коллектив «Ла бар-рака» («Балаган»), с которым поэт ездит по всей стране.

Он пишет для театра цикл произведений под общим названием «Андалузские трагедии». Пьесы «Кровавая свадьба», «Иерма», «Донья Роста, девица, или Язык цветов» и «Дом Бернарды Альбы» построены на острых романтических коллизиях.

В каждой из них действует героиня, которая выступает против нелепых запретов и предрассудков.

Пьесы Лорки идут на лучших сценах Испании, писатель много ездит по стране, выступая с лекциями и чтением стихов, авсентябре 1933 года уезжает в Аргентину. В Буэнос-Айресе его принимают как почетного гостя.

Он впервые пробует свои силы как режиссер — ставит собственную пьесу-водевиль «Чудесная башмачница» и комедию Лопе де Веги «Дурочка». Вернувшись в Испанию, Лорка узнает о смертельном ранении своего друга И.

Мехиаса во время боя быков и посвящает его памяти поэму «Плач по Игнасио Мехиасу».

В это время в стране поднимается волна забастовок. Федерико Гарсиа Лорка выступает в поддержку шахтеров Андалусии и организует сбор средств для забастовщиков. Он передает им средства, полученные от издания книг и от театральных постановок.

Впервые Федерико Лорка четко определяет свою политическую позицию и выступает как сторонник левых сил. Перед парламентскими выборами он снова ездит по стране и агитирует за коммунистов.

Его стихотворения звучат на митингах и печатаются как прокламации.

Победу Народного фронта на выборах Лорка отмечает публикацией сборника «Первые песни». Летом 1936 года, закончив дела в столице, он выезжает к родным в Гранаду, а на другой день после приезда узнает о начале фашистского мятежа.

Федерико Лорка пытается добраться до столицы, но власти держат его под домашним арестом, ему негласно предлагают покинуть страну, но он отвечает отказом. Ровно через месяц, 18 августа 1936 года, Федерико Гарсиа Лорка был арестован и на следующий день расстрелян неподалеку от Гранады.

Источник: http://biografiivsem.ru/lorka-federiko-garsia

Ссылка на основную публикацию